Сестры-двойняшки Гульсина и Гузелия Рахимовы:»Мы просто поняли, что любим рисовать».

Дуэт 25-летних талантливых, и на удивление скоромных художниц-скульпторов из Ижевска. Еще со школьного возраста поняли, что хотят посвятить жизнь искусству. В 2000 году сестры поступили в общеобразовательную школу и на протяжении 11 учебных лет, параллельно занимались в художественной школе. После окончания, дуэт художниц не решился оставить искусство, и девочки поступили в университет на факультет искусств и дизайна. После окончания ВУЗа художницы открыли свою мастерскую, где они с головой погружаются в картины и скульптуры, в работу, в талант и в фантазию. В работах они воплощают самые безумные мысли, мечты и переживания. В невероятной атмосфере, среди картин, скульптур, красок и кистей, за чашечкой вкусного чая мы говорили об их таланте.


Расскажите, как вы поняли, что хотите заниматься искусством?

Гульсина: Это было еще в детстве, мы поняли, что любим рисовать. Это перетекло из процесса занятия искусством, наверное.

Гузелия : С 5 лет начали рисовать, мама отправила нас в художественную школу с первого класса. Любовь к искусству пришла в художественной школе, 2009 год, наверное, я тогда уже
определилась, кем стану.

Какая из ваших работ самая любимая?

Гульсина: Мне очень нравилась работа, сделанная на 2 курсе. Были разработки геральдики, у нас была интересная тема. Нужно было разработать эмблемы к определенной, скажем так, компании. Мы сами их придумывали. Мне понравился сам процесс и законченная работа, это отложилось на всю жизнь точно. Тогда я выбрала что-то из будущего, роботы, по-моему. Их живописи мне мало нравится что-то из моих работ, но есть несколько тех, которые я не хочу отдавать ни за что.  

Гузелия: Из живописи у меня вообще нет любимых работ. А из скульптур — мой первый
светильник. Он один из самых первых, которых я сделала со светодиодами. Я тоже очень любила геральдику, как и моя сестра. У меня была тема, связанная с космосом, я думаю, что тебе будет интересно посмотреть на это.

Ходите ли вы на выставки других художников?

Гульсина: Естественно, ходим, но только на выставки адекватных художников, которые
действительно достойны и у них интересные работы, на те выставки, из которых мы можем
извлечь что-то полезное для себя.

Гузелия: Это нас многому учит. Особенно в Питере и в Москве мы были на выставках знаменитых художников  и открывали для себя что-то новое. Мы ходили на выставки Серова, Клода Моне, Фешина.

Гульсина: Были в Москве, в Пушкинском музее, как раз попали на выставки Серова и
анализировали каждый мазок, почему именно так он вылепил скульптуру. Раньше работы были достойные, а сейчас художники  уже не такие, как раньше.

 

Когда создаете свои работы, думаете ли о том, понравится ли зрителю?

Гульсина: Лично у меня не возникает такого вопроса, просто потому что я пишу на эмоциях, на настроении. Мы сестрой не подстраиваемся под зрителя, но бывает, задаем себе такой вопрос, потому что каждую работу пишем по вдохновению.

 

А что для  вас является вдохновением?

Гульсина: Наверное, это наши учителя, которые сильнее нас и подают нам пример.

 

Есть какие-то любимые художники?

Гузелия, Гульсина: Конечно, есть, очень много: Серов, Фешин, Клод Моне, Бернини (скульптор), Моне, Айвазовский.

 

Как пришла идея открыть  свою мастерскую?
Гульсина: Нам нужно было место для работы. У нас сейчас написано очень много картин и мы должны их где-то держать и так, чтобы не повредить.

 

Чаще всего вы пишите и лепите лошадей, чем это обуславливается?

Гульсина: Мы еще в детстве полюбили лошадей. С сестрой  убегали на ферму и проводили очень много времени, там нам было очень хорошо и спокойно. Когда мы с мамой и сестренкой ездили в деревню, в те времена почти каждый имел свою лошадь. И в жаркие дни парни из нашей деревни брали с собой лошадей и скакали на них на пруд. Пруд в деревне был большим и глубоким. Очень интересно наблюдать, как парни купались в пруду со своими лошадьми. Кто-то прыгал с ними прямо в воду, а кто-то просто купал. Вспоминая эти истории, мне всегда очень хочется вернуться в детство, эти воспоминания  очень ценны для меня.

Помимо лошадей, что еще вы любите изображать в своих картинах и скульптурах?

Гузелия: Я люблю лепить героев из компьютерных игр, животных. Вообще, я больше предпочитаю лепку, нежели рисование, мне это больше нравится, но все же, я все равно пишу картины.

Гульсина:  Я люблю писать, как ты уже поняла, лошадей, женские образы, доблестных японских
самураев  и корейцев . Мне нравится культуру Азии, даже ходила изучать корейский язык. Но
больше всего я люблю писать море . Меня часто сравнивают с художником Айвазовским.

 

А в каком стиле вы пишите картины?

Гульсина: Мы пишем, в основном, в стиле импрессионизма — классицизма.

 

Кто  покупает ваши картины?

Гузелия: У нас есть клиенты из Москвы, да и вообще по всей стране. Несколько наших картин
даже висят в университете  Ансан в Корее. Работа, которая там висит, была написана на заказ одному человеку из Москвы, так вот, он подарил картину директору этого университета. Нам даже хотели организовать там выставку, но это очень затратно. Ты сама понимаешь, чего только одна перевозка картин стоит и не факт, что все дойдут в целости и сохранности.
У вас есть какие-то трудности с продажей ваших работ?

Гульсина: Многие говорят, что мы продаем свои картины дорого, но, на самом деле, это еще
очень дешево. Потому что краски, кисти, холсты — все это обходится в немалую сумму. Но у нас есть постоянные покупатели, которые готовы отдать и большие деньги за наши картины.

Есть какой-то самый необычный заказ на ваши картины, или скульптуры?

Гузелия: Как-то раз я слепила скульптуру Путина и ее сразу же купили. И в дальнейшем  поступали заказы на эту скульптуру.

 

Хорошо, а помимо рисования и лепки вы еще чем-то увлекались?

Гульсина: Я очень люблю заниматься спортом. В школе меня всегда отправляли на соревнования по лыжам и волейболу. Во время учебы в университете я ходила в спортзал и на тайский бокс, мне очень нравилось туда ходить. Я могла встать в 5 часов утра и пойти в спортзал, например.

Гузелия: Честно говоря, я человек пассивный. Я люблю погружаться в свои работы и помимо
 искусства ничем не занималась.

 

Расскажите о том, чем  вы сейчас занимаетесь, есть ли какие-то планы на будущее ,
определились ли уже со своим дальнейшем путем  в искусстве?

Гульсина: Сейчас я даю курсы живописи детям и подросткам, приходят даже семьями. Я
преподавала в школе искусств, в той, которую мы с сестрой закончили, но ушла, так как там платят маленькие деньги. Сейчас принимаю заказы на свои картины и готовлюсь к выставкам, у нас они бывают часто.

Гузелия: А я сотрудничаю с магазином IXNY.STORE. Я принимаю заказы на скульптуры через
посредников. Помимо этого я изучаю иллюстрацию кинематографии, пока не с головой
погрузилась в это, но хотелось бы попробовать. Еще я хочу изучить английский язык, чтобы
устроиться  в иностранную фирму, потому что в российские нет смысла устраиваться. Потому что русские компании хорошие, но только для того, чтобы набрать скил, опыт. Но у них очень плохие проекты. Я не знаю ни одну русскую игру с хорошим сюжетом и графикой.

 

Кем вы видите себя через 15 лет?

Гузелия: Я не знаю, что случится через 15 лет, но я вижу себя очень востребованным модельером, известным не только в России, но и в Европе.  И, конечно же, хотелось бы создать семью, без семьи никак, это важно.

Гульсина: Я вижу себя хорошим специалистом своего дела.

Ещё статьи
Я люблю тебя, Земля. Четыре идеи экологически чистого бизнеса