История 25-летнего российского скульптора из Екатеринбурга Георгия Колычева: «С иностранцами работать гораздо проще, чем с россиянами»

Его работы использует Первый канал и продюсеры культовых американских мультсериалов

Уральский скульптор Георгий Колычев создает бюсты знаменитостей: от музыканта Дэвида Боуи до поэта Владимира Маяковского. Работы мастерской Колычева под названием «Osmos» используются в проектах Первого канала, шоуранеры культового американского мультсериала «Металлопокалипсис» и десятки меценатов по всему миру покупают его работы. При этом до старта успешного проекта 25-летний автор подрабатывал контролером в кинотеатре и не занимался скульптурой профессионально. Георгий Колычев встретился с DearHead в Екатеринбурге и рассказал, как стать востребованным художником без образования, денег и связей.


Мне всегда казалось, что люди творческой стези работают исключительно по вдохновению. Насколько эта история про тебя?

У меня на месяц вперед заказы, работаю без выходных, поэтому не до поисков вдохновения, если честно. Веду строгую бухгалтерию в Excel: со старта проекта три года назад он показывает стабильный рост. Недавно у меня даже помощник появился, расписывает скульптуры.

Что конкретно ты предлагаешь у тебя купить?

Есть три направления. Первое — бюсты знаменитостей, лицо моей мастерской, самый покупаемый товар. Второе — бюсты обычных людей по фото на заказ. Каждая работа стоит несколько десятков тысяч рублей, они приносят основной доход. Третье направление — разовые художественные проекты, сложные и дорогие. Горжусь ими больше всего. Недавно сделали с моим художником бюсты инопланетян для съемочной команды американского шоу «Alien news desk». Эти люди создали культовый мультик «Металлопокалипсис», его по MTV и 2×2 крутили.

Если мы заговорили о медиа, на своей страничке в Instagram ты писал, что ваши бюсты покупал Первый канал. Что это за история?

Не покупал, я его подарил. Мне в Instagram написала ведущая шоу «Идеальный ремонт». Они декорировали квартиру Кристины Орбакайте, им понравился бюст Джона Леннона. Я бесплатно отправил, стоит теперь у нее на комоде.

Instagram — основной канал продаж у твоей мастерской?

Нет, он больше для презентации работ, заказов с него мало. Если вы продаете хенд-мэйд, то советую выставляться на Etsy.com. Это сайт вроде Ebay и Amazon, с большой аудиторией, но там продаётся только хендмейд и винтаж. Ebay и Amazon всегда стоят на стороне покупателя, даже если он кидает мастера на деньги. На Etsy зеркальная ситуация, потому что владельцы сайта получают процент с продажи.

Первый месяц я на Etsy ничего не мог продать. Стал разбираться, смотрел блоги, читал статьи. Все перенастроил, на утро сразу два заказа. Усвоил урок, что продавать — это тоже работа, которой надо уделять время и внимание. Со стороны может показаться, что это очень просто, выставил товар и готово. А на деле, если ничего с магазином не делать — продаж не будет.

Получается, твоя основная аудитория живет за рубежом?

Да, думаю, 90% продаж у меня идет за границу. Чаще всего обращаются из США и Германии, сейчас делаю три бюста для заказчика из Индии.

Необычно, что ты ориентируешься на заграничный рынок. Все же, как мне кажется, большинство российских ремесленников работает на родном рынке.

Мне гораздо проще работать с иностранцами, потому что не надо объяснять, зачем нужна моя работа.

В России люди ищут у предмета функцию. Миллион раз слышал от покупателей: зачем мне это, лучше лампу куплю или вазу. А в западной культуре важнее эстетика, чтобы предмет обогащал интерьер дома.

Плюс, будем честными, там люди гораздо богаче. Для них 5-6 тысяч рублей за бюст знаменитости — это копейки. Для россиян у меня ценник в два раза ниже, но для людей даже это не самые маленькие деньги, согласись. Из-за покупательской способности спрос на мои работы за пределами России гораздо выше.

Вообще, на Западе абсолютно иное отношение к хэндмейду. Там очень ценится ручной труд и люди понимают, почему эта вещь столько стоит. В России, очень многие вообще не понимают из чего складывается цена. Часто спрашивают бюст по фото. Но когда речь заходит о сумме заказа — разговор заканчивается. Это печально.

Ты около трех лет развиваешь свой проект. Ты относишься к нему как к бизнесу?

В последнее время, ко мне пришло понимание, что это не бизнес. Сейчас я позиционирую себя как скульптор-фрилансер, больше работаю с индивидуальными заказами. Сейчас такой формат работы меня устраивает, чувствую себя комфортно. Во что это трансфоормируется дальше — не знаю. Не буду загадывать.

Перечисли самые ужасные работы, которые тебя содержали до успеха с бюстами.

Были ужасные, были нормальные. Из ужасных — контролер в кинотеатре и телефонный продавец водных фильтров. На второй я проработал три часа, после чего сказал начальнику, что это антисоциальная деятельность и ушел. Среди нормальных была стажировка культурным обозревателем в газете, подмастерьем в гончарной мастерской.

В гончарной вообще здорово было. Платили они немного и через полгода, как я к ним пришел, почти разорились, зато я научился как правильно формовать, как отливку делать. До этого все по наитию мастерил. После мастерской я устроился дизайнером в копировальный центр, параллельно занимался бюстами. Когда они стали приносить больше денег, чем основная работа, я уволился и сосредоточился на «Osmos». Если перспективы есть, надо их использовать.

View this post on Instagram

Всем привет! Удивительно, но многие ошибочно думают, что мы печатаем скульптуры на 3д принтере. Нет, мы не роботы) Каждая наша скульптура — это полностью ручная работа. Скоро порадуем вас новыми работами. А вы помните, что у нас проходит фото-конкурс? Если забыли или не знали — следуйте по хэштегу #хочускульптуру_osmos и участвуйте! Итоги подводим 5 марта #osmos_sculpture #sculpture #handmade #ручнаяработа #скульптура #конкурс

A post shared by Osmos Busts (@osmos_sculpture) on

Ты помнишь свой первый бюст?

Да, эта страшная вещь до сих пор стоит у меня дома. У моей старшей сестры, она работает дизайнером, был день рождения. Денег на подарок не было, поэтому я решил слепить ей бюст Ленина. Надо сказать, что она с них фанатеет: у нее «ВКонтакте» даже отдельный альбом с ними есть. Купил самозатвердевающую глину, к вечеру слепил бюст, полый внутри. Подсушил его феном, естественно, он пошел трещинами. Свое фиаско замаскировал толстым слоем белой краски снаружи, а внутри сделал его красным. Сказал сестре, что это такая концептуальная задумка: Ленин маскируется под «белого», а внутри он «красный».

Поражаюсь просто, как у меня тогда получилось сделать такой кусок говна.

Но сестра обрадовалась?

Мне кажется, она больше оценила саму идею и предложила мне попробовать слепить что-нибудь еще. Через несколько месяцев умер Дэвид Боуи, от работ которого я дико фанател. Я решил сделать его бюст и с этого все началось.

Скульптура Дэвида Боуи — лицо твоей мастерской. На всех площадках ты продвигаешь свое творчество, в первую очередь, через этот бюст. Почему?

Эта самая крутая и самая продаваемая из моих работ, поэтому для продвижения использую ее. А Боуи… Он человек будто бы из космоса. Ты знаешь, он ведь не только рок-звезда, но и офигенный актер, причем непрофессиональный. Я все фильмы с ним смотрел, от «Человека, который упал на Луну» до «Августа». Не знаю никого, кто умел бы создавать такие же глубокие образы, как он.

Можешь объяснить, почему твоя дебютная скульптура популярнее остальных работ?

Все дело в сочетании классического белого камня и яркой молнии. Мой бюст — это интерпретация знаменитой обложки альбома «Aladdin Sane». Боуи эпатировал в своей время всех этой молнией на лице, я лишь использовал тот же прием. Именно деталь в любой работе цепляет человека. У бюста Фриды Кало — это цветок, у Дэвида Линча — прическа, у Лемми Килмистера — шляпа.

Как ты создаешь скульптуры?

Когда есть идея для бюста или конкретный заказ, я сначала отсматриваю десятки фотографий человека — с разных ракурсов, в разных возрастах. Складывается некий собирательный образ человека, характерные черты лица. Каждый бюст лепится вручную из пластилина. Затем, с готовой модели снимается силиконовая форма, в которую заливается жидкий гипс.

У меня нет профессионального художественного образования. Часть канонов в силу этого я нарушаю. Но необразованность, в определенной степени, играет мне на руку, потому что так работы становятся самобытными, появляется авторский стиль.

Насколько я знаю, ты вырос в небольшом городке на Урале. Есть стереотип, что в таких местах молодежь исключительно слоняется без дела и деградирует. Твоя творческая мастерская появился вопреки среде, в которой ты вырос или благодаря ей?

Точно не вопреки.

Я считаю, что творческим человеком можно стать, только если у тебя было интересное детство. Большая часть моей жизни прошла в Артемовском, где живет тридцать тысяч человек. Я не согласен с тем, что в маленьких городах детям нечем заняться.

Во-первых, у меня было классное дворовое детство. Были всякие развлечения чисто деревенские, неведомые для городских. Например, мы кидали в костер шифер и смотрели за салютом или сами мастерили петарды из гвоздя, дюпеля и кирпича. Каждый день что-то исследовали, придумывали, это классно развивало воображение.

Во-вторых, я вырос в хорошей творческой семье. Вместе с сестрой и братом-одногодкой мы постоянно что-то мастерили. Домик из спичек, например, отцу на день рождения. Спичек, правда, не хватило, поэтому папе пришлось после работы в магазин бежать, чтобы мы его могли поздравить.

В-третьих, у нас была хорошая художественная школа. Хоть мы с братом и ходили туда из под палки, но это заложило хорошую базу. У нас был хороший предмет «История искусств». Огромный учебник, мы его изучали, конспекты писали. Плюс, дома много книг было. Постепенно интерес к искусству вылился в то, что я поступил на факультет культурологии в педагогическом университете в Екатеринбурге.

Не жалеешь об этом?

Ну, уровень образования, конечно, полное говно. За все четыре года было несколько интересных лекторов, остальное шляпа. И выпускаешься не пойми кем. Но я еще в школе понимал, что лучше заниматься тем, что мне интересно, чем мучиться на какой-то престижной специальности не по душе. Уверен, не потрать я четыре года на свой захудахлый университет, никаких бюстов бы сейчас не было. Сидел бы в офисе, с 9 до 18, пять дней в неделю.

Как ты начал продавать свое творчество?

Свои первые работы я выставлял на маркетах. В первый раз арендовал стенд, на него выставил бюсты. Их было всего три вида: Боуи, Фрида и Маяковский. Продал штук пять, гордился собой жутко. Это в России. А первая зарубежная продажа у меня была через Instagram. Неудачая.

Почему?

Чувак из Англии захотел бюст Боуи. Я подумал, не вопрос, почему бы и нет. Упаковал бюст и пошел не на почту, а в курьерскую службу. Доставка стоила как сам бюст. Я решил, ладно, первый раз в ноль продам. Через несколько недель мне пришло письмо, что нужно доплатить столько же за растаможку, о чем я тогда не знал. Написал англичанину, что нужно доплатить, он, как ни странно, доплатил.

Дальше еще хуже. Срок хранения посылки несколько дней, а англичанина в это время не было в стране. В итоге этот бюст отправили мне обратно. Человек остался без заказа. Я попал на бабки, потому что вернул все деньги англичанину. А бюст я так и не получил, потому что с меня потребовали денег за обратную доставку. А платить в то время было нечем.

Стабильный и хороший доход я начал получать только спустя полтора года, когда стал относиться к делу не как к хобби, а как к работе.

Какие у тебя творческие планы?

Хочется постепенно вырасти из ремесленника в художника. Есть мечта сделать какой-нибудь реквизит для фильма. Я вообще синефил, постоянно обращаю внимание на предметы в кадре, как они влияют на фильм. Уже работаю в этом направлении, связался с одним русским молодым режиссёром.

А если говорить глобально, у меня есть мечта. Я хочу изменить отношение россиян к бытовой скульптуре.

Чтобы мы перестали искать во всем функцию и научились видеть красоту.

С работами Георгия вы можете ознакомиться здесь:

Скульптурная мастерская OSMOS

Ещё статьи
СЛОГ #ЭрихМарияРемарк